?

Log in

No account? Create an account

Aug. 18th, 2016

worki

[sticky post] Барон фон Пирвиц (моя генеалогия)

Предки моего отца происходят из восточной Германии, я смог проследить свой род до первой половины XIX века. (По матери у меня в основном уральские казаки, дяди моего деда были расстреляны большевиками как белые офицеры.)

Приставка «фон» отвалилась от фамилии в суровые 1930-е, опасное время для «бывших», это понятно. У моей бабушки Элеоноры-Марии был брат Эрнст-Евгений (1908-1982), незадолго до войны его посадили за какую-то шутку про немцев и сослали в Сибирь. Его иркутские потомки восстановили себе приставку «фон», но мы (в Санкт-Петербурге) не стали прикручивать к своим инициалам отвалившиеся рога. Еще какие-то Пирвицы эмигрировали в Германию после революции, участвовали в белоэмигрантском движении.

Read more...Collapse )

Dec. 31st, 2018

worki

без соплей

antoin: Мемуары XX века и Ренессанса

Главное, что отличает мемуары солдат Ренессанса от большинства мемуаров солдат XX века — это практически полное отсутствие рефлексии об испытываемом. Грубо говоря, без соплей. То есть, любые лишения и страдания описываются как факт, а не смакуются, в отличие от доступных солдату удовольствий. Лучше всего это видно из конкретных примеров.

Вот описание жажды в XX веке: «У тебя всего две фляжки, и ты выпьешь даже из отравленной реки, если придётся. Закинув голову, ты сосёшь флягу, как ребёнок титьку. Ты не сплёвываешь воду, как тебя учили. Нет, ты просто глотаешь её, пока не почувствуешь как она раздувает живот. Убираешь пустую флягу в чехол и через пять минут ты такой же поджаренный, как раньше» (Капуто).

А вот ренессансное: «Мы шли весь день, под палящим солнцем, от горы к горе, не находя воды, так что мы почти все умерли от жажды» (Монлюк).
И на этом Монлюк закончил. Жажду, голод, холод, усталость, болезнь — всё это во время Ренессанса упоминали, только если это имело военное значение, никогда не пытались передать персональный опыт страдания.

Read more...Collapse )